Блиц-интервью: «ОптМаркет»
Блиц-интервью: «ОптМаркет»

Интервью с экспертом Группа компаний «ОптМаркет» Лебедевой Анастасией Сергеевной (заместитель директора по правовым и экономическим вопросам), г. Екатеринбург.


- Сколько раз в год ваша компания участвует в тендерах? 
- Наша компания участвует более чем в 1000 (одной тысяче) тендеров в год.

- Каким тендерам вы отдаете предпочтение (государственные или коммерческие контракты)? Почему вы отдаете предпочтение именно таким тендерам? 
- Мы отдаем предпочтение государственным тендерам, так как со дня основания компании мы работали именно с государственными заказчиками, и на сегодняшний день сотрудничество с государственным сектором для нас наиболее прозрачно и понятно. Кроме того, вопрос оплаты контракта с государственным заказчиком решить зачастую проще, поскольку финансирование идет из бюджета. И даже если дело дойдет до судебного разбирательства, мы уверены, что получим денежные средства, пусть это и будет на этапе исполнительного производства. При работе с коммерческими заказчиками в этом нельзя быть уверенным на сто процентов. 

- Какие контракты вам интересны (тема), какие суммы контрактов для вас наиболее привлекательны (размер в рублях)? 
- Наиболее интересные контракты для нас – контракты на поставку продуктов питания. Суммы привлекательны от 300000 (трехсот тысяч) рублей. Но поскольку специфика нашей деятельности предполагает в том числе и тендеры на гораздо меньшие суммы, мы участвуем и в таких торгах. Кроме того, многое зависит от сроков поставки, так как контракт может быть на крупную сумму, но при этом его исполнение затягивается более чем на год – в этом случае существуют свои критерии оценки привлекательности.

- Существуют ли внутренние ограничения для вашей компании по участию в тендерах (по объемам заказов, суммам контрактов)? 
- Внутренних ограничений в компании не существует, так как основной вид деятельности компании – это и есть торговля по тендерам.

- Что является наиболее важным сдерживающим фактором для вашего участия в тендерах?
- Сдерживающих факторов для участия в тендерах как таковых у нас нет. Но при этом существует целая система отбора тендеров, в которых стоит либо не стоит участвовать. И вот результаты этого отбора можно в какой-то степени назвать «сдерживающим фактором». Кроме того стоит обратить внимание на географическое положение заказчиков, которое тоже в некоторой степени может являться препятствием для участия в тендерах.

- Какой самый крупный контракт вам удавалось выигрывать (на какие товары или услуги, размер контракта в рублях)? 
- Самый крупный контракт был на сумму около 50 000 000 (пятидесяти миллионов) рублей – на поставку продуктов питания, так как это является нашей основной деятельностью.

- Сколько человек в вашей компании работают над участием в тендерах?
- В нашей компании с тендерами работает два человека. При наших объемах участия многие удивляются, но при правильном распределении обязанностей и продуманной системе оплаты труда, этого вполне достаточно.

- Чем для вас привлекательна система электронных закупок в России?
- Система закупок в Росси привлекательна пока хотя бы тем, что она существует. То есть существует некий механизм, который позволяет предпринимателям выходить на новый уровень, при этом затрачивая меньше ресурсов, поскольку большинство тендеров сейчас проводятся в электронном виде.

- Что вас не устраивает в системе электронных закупок? 
- Если говорить именно об электронных закупках – очень много вопросов к качеству функционирования торговых площадок, часто случаются перебои в работе. А если говорить о государственных закупках в целом – это непродуманность и слабое регулирование отдельных сфер деятельности. Общие положения закона и несколько основанных на нем актов не способны полностью регулировать каждую отдельную сферу закупок.

- Вы следите за изменениями законодательства об электронных закупках? 
- Да, конечно, ежедневно просматриваю новости законодательства и выбираю из них то, что касается деятельности компании.

- Каких изменений в системе электронных закупок вы ожидаете от Правительства России? 
- Во-первых, налаживание работы электронных ресурсов, связанных с закупками. Во-вторых, разработка нормативно-правовых актов, регулирующих отдельные сферы закупок. Например, последнее время много внимания уделяется регулированию поставки медицинских препаратов, но все равно данных мер недостаточно для того, чтобы внести полную ясность в систему закупок таких товаров. Хотелось бы, чтобы по каждой крупной сфере (например, медицинские препараты, продукты питания, строительство) был создан отдельный структурированный документ, который бы не просто ужесточал требования к закупкам таких товаров/работ/услуг, а наиболее подробно расписал решение нюансов и вопросов, которые возникают именно в конкретной сфере, основываясь на уже многолетней практике. 

- Какой процент тендеров по вашему мнению проводится с коррупцией? 
- Все зависит от сферы и от уровня заказчика. Поскольку я работаю с конкретной сферой, то не могу рассуждать про общий процент. Могу только высказать свое оценочное мнение, не основанное на каких-либо фактах – около 20 процентов.

- Что можно сделать для более эффективной борьбы с коррупцией в тендерах?
- Я считаю, что бороться с коррупцией в конкретной сфере (в данном случае это сфера закупок) бессмысленно. Бороться с коррупцией имеет смысл только в целом, то есть побеждать ее полностью. Если существует коррупция в вышестоящих инстанциях/органах, то она будет существовать в любой системе.

- Ваши конкуренты более эффективно участвуют в тендерах?  
- Конечно, нет. Структурный анализ, проведенный привлеченными специалистами, показывает, что наша компания лидирует по региону в своей сфере деятельности в плане эффективности участия в тендерах. Кроме того, это подтверждается официальными данными с общедоступных интернет-порталов.

 

 

 

 

13.11.17 00:00

назад

Другие интервью
  • 1
  • 2