"Рынок электронных закупок ждет кризис"

Получить полное представление о событиях на рынке электронных закупок и объемах денежных средств на нем в настоящее время невозможно. Даже "самые точные" цифры об экономии на электронных торгах заведомо некорректны. Об этом и многом другом рассказал в интервью вице-президент Ассоциации Участников Закупок (АУЗ) Павел Друкер.
 
—  Давайте попробуем подвести итоги года. Прежде всего, интересно: сколько удалось сэкономить компаниям на электронных закупках?
 
—  Чтобы назвать цифры по объемам экономии на электронных закупках, нужно заранее иметь представление о том, какие цены для различных товарных групп являются "нормой". Таких определений просто не существует, так как товаров/услуг/поставщиков/ способов доставки или выполнения работ слишком много, и все они разные в своих детальных характеристиках. Мы живем в условиях рыночной экономики, когда не существует понятия "нормальной цены" за товар. Иначе откуда бы появлялись скидки в 90%, распродажи "все по 10" и т.д.
 
Считать же экономию по принципу общей суммы снижений от всех изначально предложенных заказчиками цен также некорректно. Обычный здравомыслящий заказчик называет реальную стоимость товаров и услуг, за которые готов отдать разумные в его понимании деньги. Забудем на минутку про криминальные лоты по завышенным ценам. Все дальнейшие снижения приводят к тому, что заказчик получает товар или услугу по цене ниже рыночной.
  
—  Но ведь никто не будет работать себе в убыток?
 
—  Конечно нет. Максимальное снижение нередко приводит к махинациям со стороны победителя, который начинает тайком заменять материалы, выполнять услуги не в полном объеме и т.п. Такое снижение назвать "экономией" нельзя, так как по факту никакой экономии не происходит. Она имеется только в виртуальных цифрах и мало имеет общего с реальностью. Если заказчик получает не тот товар и не те объемы услуг – он не сэкономил ничего. Он просто получил меньшее за меньшие деньги.
 
Немало компаний после победы в торгах желают изменить условия контрактов, внести коррективы по объемам товаров, включить аналоги и т.п. Они обращаются за консультациями к юристам АУЗ, но, к сожалению, наш ответ всегда одинаков: это сделать невозможно. Хотя существуют законные методы, чтобы вовсе отказаться от выполнения невыгодного контракта. 
 
Если расценивать некоторые торги как заведомо завышенные, иногда в разы, то конечно "экономия" после конкурентных снижений будет налицо. Но и в этом случае говорить об экономии некорректно. Так как речь идет не об экономии, а преступлении. Все равно, что вы поймали вора с мешком картофеля и заявляете, что сэкономили десять килограммов овощей. Экономия и воровство – не связанные понятия.
 
Поэтому, какие бы "самые точные" цифры вы ни услышали об экономии на электронных закупках, они заведомо некорректны в своей основе. Хотя и дают примерное представление о событиях на рынке и объемах денежных средств на нем.
 
— Какова сейчас ситуация на рынке электронных закупок? Почему, несмотря на новые законодательные изменения, количество сорванных контрактов не снижается, а число фиктивных участников множится? Каких изменений ждать участникам рынка в ближайшее время?
 
— Сфера электронных закупок достаточно молодая, но именно нынешний год стал переломным для нее. Скачкообразно увеличилось количество предпринимателей, которые стали понимать, что такое электронные закупки, какую пользу они несут, как участвовать в торгах. Многие компании, которые раньше пользовались сторонними услугами для победы в торгах, научились это делать сами. Это видно по резкому снижению количества заказов у посреднических фирм. Если 2-5 лет назад такие посредники буквально купались в деньгах, пользуясь незнанием бизнесменов, то в нынешнем году все поголовно жалуются на нехватку клиентов.
 
Для Ассоциации Участников Закупок это хороший знак. Значит, наше общество привыкло к новым условиям ведения бизнеса, предприниматели накопили необходимый опыт, которым будут пользоваться на постоянной основе.
 
Вслед за опытом будет расти конкурентная борьба. Если сейчас среднее количество участников торгов – 3 компании, то далее оно может увеличиваться до 7-10. С одной стороны, это прекрасно, особенно в госзакупках. Можно надеяться на "экономию" бюджетных средств. Но при этом будет расти количество недовыполненных или сорванных контрактов, снижаться качество услуг, множиться число фиктивных участников, которые выигрывают все контракты подряд, лишь бы получить аванс. Это печальное будущее, которое ожидает нас в ближайший год.
 
Экономика России ослабнет вместе с потерей стабфонда страны в июле 2017 г., и мошенники обратят свои взоры на электронные закупки. Возможностей для недобросовестных людей на этом рынке слишком много. Не буду рассказывать обо всех имеющихся законодательных и финансовых "дырах", чтобы не давать инструкцию мошенникам. Но некоторые заказчики уже несут реальные финансовые потери. И это только начало. Ровно через год нас ожидает кризис электронных закупок, которые мало защищены от недобросовестных участников. Только к концу 2017 г. появятся новые законодательные инициативы, способные перекрыть возможности для мошенничества.
 
Следом за этим, к середине 2018 г., начнется ужесточение условий контрактов со стороны самих заказчиков, что отпугнет многие мелкие компании от электронных закупок. Для ряда бизнесменов торги вообще закроются навсегда. Снизится количество активных участников, уменьшатся суммы контрактов. Участвовать будут только наиболее опытные. К концу 2018 г. снова станут востребованы услуги посредников, усилится подкрепленная новыми законами коррупция. Круг замкнется. Но через 2 года рынок станет более жестким, сложным, и одновременно опытным. Через грядущие перемены произойдет укрепление всей системы электронных закупок. Момент подходящий, так как предприниматели уже накопили опыт, готовы к преодолению следующих препятствий. Поэтому все изменения будут идти планово и закономерно.
 
— Совсем недавно вы говорили, что у некоторых экспертов складывается впечатление, будто развитие электронных закупок ведется государством «вслепую». Почему? Мешают ли развитию постоянные изменения в законодательстве? Как вы считаете, следует ли их остановить?
 
— Идея создания государственных закупок принадлежит нескольким чиновникам и их техническим советникам, которые благодаря развитому мышлению, настойчивости и финансовым рычагам сумели внедрить ее в нашей стране. Очень полезно, а потому похвально.
 
Однако основная часть чиновничьего аппарата остается технически и юридически безграмотной. В администрациях городов можно встретить огромное количество госслужащих, которые даже не умеют пользоваться компьютером. Сфера электронных закупок для них вообще является сакральной, закрытой. Однако все они готовы рассуждать об этой сфере как эксперты. Тема новая, интересная, популярная – можно говорить что угодно, называть любые цифры, все "сойдет с рук". Именно так выглядят заявления некоторых чиновников, которые чисто популистически рассуждают об эффективности торгов, объемах рынка, перспективах, необходимых законодательных изменениях и т.п.
 
Даже глава Федеральной антимонопольной службы РФ, который назвал 95% госзакупок имитацией, откровенно ввел в заблуждение всю страну и не извинился. Или он не обладает реальной информацией, (что скорее всего), или сделал это с умыслом – привлечь внимание к своей персоне. ФАС и не может обладать сведениями о всем рынке электронных закупок. Они не контролируют каждый лот подряд. Лишь рассматривают спорные дела в случае конфликта. Все равно что полицейский заявит, что 95% граждан – преступники. Среди тех граждан, с кем вынужден общаться полицейский по своей профессии, неверное так и есть. Но в масштабе всей страны большинство граждан порядочные и законопослушные.
 
Если такие заявления и выводы делают федеральные чиновники, можете догадаться, какой объем откровенной глупости происходит уровнем пониже. Госзакупки не столько страдают коррупцией, сколько технической и юридической безграмотностью. Кстати, некоторые участники торгов страдают тем же. Иногда спорные дела, которые рассматривают юристы Ассоциации Участников Закупок, выглядят как разговор слепого с глухим. И заказчик, и участник совершают ошибки, которых даже не замечают и не понимают. Некоторые популисты-законодатели пробуют внести в этот процесс свою "лепту". Вот так, толкая и расшатывая рынок со всех сторон, "специалисты" двигают его вперед "вслепую". Остановить процесс невозможно, это особенность любого прогресса.
 
— А что вы думаете о предложении перенести все электронные закупки на единую площадку?
 
— Безусловно, это будет удобно, но эффективно ли? Спорно. Сразу возникают возможности для монопольной коррупции, единоличного управления процессами, диктатуры своих правил. А если банально зависнет такая система или подвергнется внешней атаке? Экономика страны остановится в один момент. Ко всем инициативам и громким заявлениям следует относиться с осторожностью. В попытках любых улучшений можно сделать еще хуже.
 
— Какие законодательные инициативы, на ваш взгляд, должны быть приняты в следующем году относительно рынка электронных торгов и закупок?
 
— Многие годы законодатели разрабатывали условия, позволяющие "сломать" систему коррупции в государственных закупках. Пытались изменить модель поведения недобросовестных заказчиков и коррумпированных чиновников. Частично это сделать удалось. Однако закон мало позаботился о защите самих заказчиков от мошеннических действий со стороны участников торгов. Скоро мы увидим последствия этой недальновидной стратегии. Государству необходимо срочно обратить внимание на интересы заказчиков, выработать ряд нормативных актов, позволяющих более разумно выбирать поставщиков и даже отменять торги на любом из этапов. Также необходимо ликвидировать торги с единственным участником. Закрепить законодательно каналы информирования о готовящихся торгах, но это возможно будет, если, например, ввести обязательные публикации о крупных закупках через СМИ. На этих вопросах законодатели неизбежно сконцентрируются в ближайший год.
 

20.01.17 14:05

назад

Другие интервью
  • 1
  • 2